Начать продавать на Tiu.ru
Корзина
Сертификация ИСО и подготовка выписок СРО во всех городах России
+7 (952) 287-04-50

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ СЕКРЕТ УСПЕХА ЦУР

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ СЕКРЕТ УСПЕХА ЦУР

Татьяна Валовая (Tatiana Valovaya) была назначена Генеральным директором Отделения ООН в Женеве (ЮНОГ) чуть больше двух лет назад. Первая женщина, занявшая высший пост в ЮНОГ, Татьяна является активным защитником гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин, во многих отношениях стирая существующие границы.

Tatiana Valovaya, Director-General of the United Nations Office at Geneva addresses during the  Commemoration of the International Day of United Nations Peacekeepers.

© UN/Violaine Martin

В конце 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2021 года все разделяли общую озабоченность и твердую решимость преодолеть растущее число глобальных проблем. Несмотря на то, что обсуждалось очень многое, вновь и вновь возникал четкий круг вопросов, и многосторонний подход стал объединяющим решением для создания более устойчивого, жизнестойкого мира.

За такой новый тип многосторонних отношений и выступает Татьяна Валовая, Генеральный директор Отделения ООН в Женеве (ЮНОГ). Ключевым приоритетом для главы ЮНОГ является реализация Глобальной повестки ООН и 17 Целей устойчивого развития (ЦУР). Мы побеседовали с г-жой Валовой о развитии, многосторонних отношениях, гендерной проблематике и многом другом.

ИСО

Вы - первая женщина, назначенная Генеральным секретарем Отделения ООН в Женеве. Чем Вы больше всего гордитесь в своей нынешней работе в ООН?

TATIANA VALOVAYA

Я очень горжусь тем, что работаю в Организации Объединенных Наций. Сейчас наша миссия важна как никогда, так как мы находимся в ситуации глобального кризиса - не только кризиса здравоохранения, но и экономического и социального. В 2020 году также отмечалась 75-я годовщина Организации Объединенных Наций. В рамках инициативы "Глобальный диалог ОООН75" мы провели глобальный онлайн-опрос среди простых граждан по всему миру. Результаты показательны: 87 % людей хотят развития многостороннего сотрудничества для реагирования на мировые кризисы. Они хотят глобальных решений глобальных проблем. Я очень горжусь тем, что являюсь частью системы, которая может обеспечить всеобъемлющие решения, необходимые миру.

Каким образом мы сможем продолжать разрушать барьеры, существующие сегодня для получения женщинами рабочих мест?

Я думаю, что мы должны начать с расширения доступа к образованию. Всю свою жизнь я работала в сфере международных экономических отношений на очень видных должностях. Добиться этого было нелегко. В мое время международные отношения не считались подходящим предметом для женщин, но мне удалось это сделать, потому что я окончила школу с отличными оценками, что позволило мне поступить на факультет международных экономических отношений Московского финансового института. Иначе я бы просто не смогла оказаться там, где я нахожусь сейчас. Поэтому все начинается с образования на самом базовом уровне, с начальной школы и до университета. После этого женщинам нужны равные возможности на каждом этапе карьеры, но все всегда начинается с получения образования.

Afghan girls pack schools five years after fall of Taliban

© Paula Bronstein/Getty

Вы много раз выступали за многосторонние решения для борьбы с глобальными вызовами 21 века. Как они могут помочь нам ответить на самые острые мировые проблемы?

Глобальная пандемия, изменение климата, экономическое и социальное неравенство, гендерное неравенство... все это - глобальные проблемы, для решения которых мы действительно должны найти многосторонние, глобальные решения. Но я выступаю именно за новый тип многосторонности. Генеральный секретарь ООН несколько раз упоминал, что нам нужны инклюзивные сети и интегрированная мультиграмотность, потому что принятие международных решений теперь включает в себя не только голоса государств-членов, представленных их правительствами, но и местных, региональных и международных организаций (таких как ИСO), неправительственных организаций, частного сектора и тех, кого часто упускают из виду, например, молодежь и женщин. Мы должны предлагать всем хорошо взвешенные решения, и мы должны полностью понимать последствия этих решений.

Такой многосторонний ответ также является крайне важным при обсуждении любых глобальных решений, необходимых для реализации нашей дорожной карты. Как уже говорилось ранее, с изменением климата можно бороться только с помощью стандартизации, поскольку существует целый ряд стандартов, разработанных для того, чтобы помочь конкретным отраслям промышленности стать более экологически безопасными. Стандарты могут предложить нам очень хорошие инструменты, которые смогут использоваться государствами-членами на своих территориях, чтобы помочь коллективно уменьшить наше воздействие на окружающую среду. Поэтому, конечно, стандарты должны быть частью любых многосторонних предложений.

Вы упомянули о "новой многосторонности" как о другой форме сотрудничества. Как, по вашему мнению, стандарты будут поддерживать нашу глобальную экономику в будущем?

В настоящее время мы живем в мире, где так много разделения, одностороннего подхода и преследования исключительно собственных интересов. Сейчас как никогда актуальна необходимость объединения усилий всех стран. Нам нужно больше активных стран и больше их лидеров, которые будут отстаивать принцип многосторонности - сотрудничества, достижения консенсуса, совместных действий в мировых отношениях и мировых делах. Возьмем, к примеру, вступление России во Всемирную торговую организацию, которым я раньше занималась. Это было очень важно для нас во многих отношениях, поскольку стандарты рассматривались как необходимое условие повышения эффективности нашей экономики.

Позже, во время работы в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), я занималась вопросами интеграции и макроэкономики. Между пятью государствами-членами часто возникали дискуссии о том, какой национальный стандарт им лучше принять. Вскоре стало очевидно, что нормативные документы ЕАЭС - это не просто использование национального стандарта одной страны, потому что она самая большая или имеет самую долгую историю работы в данной области. Вместо этого, они должны представлять собой новую правовую норму, основанную на самом современном национальном стандарте, также принимая во внимание лучшую международную практику с научной точки зрения.

Стандарты должны восприниматься не как бремя, а как стимул.

Очень хорошо, что государства-члены уже не говорят: "Я хочу сохранить свой национальный стандарт, потому что мне так удобно". Вместо этого важно, чтобы они понимали: "Если я сохраню свой национальный стандарт, я не буду развивать свою промышленность, но, если я введу всеобъемлющие стандарты, которые дадут толчок моей экономике, тогда я смогу конкурировать с другими игроками на международной арене". Я считаю, что важно понимать, что стандарты могут быть тем, что двигает национальную экономику вперед и делает ее более конкурентоспособной.

Стандарты должны восприниматься не как бремя, а как стимул. Например, когда я работала в ЕАЭС, мы ввели на уровне Союза ряд стандартов выбросов для автомобилей - этапы регулирования выбросов, обычно называемые Евро-3, Евро-4, Евро-5 и так далее, для малотоннажных автомобилей. Несмотря на высокие затраты для производителей, мы пошли на это, потому что чувствовали, что действительно делаем что-то для борьбы с изменением климата. Если вы знаете, что вы делаете и почему вы это делаете, это дает вам конкурентное преимущество, и вы лучше подготовлены к конкуренции на мировой арене.

Сейчас общий враг всего мира - это COVID-19. Каким образом такая глобальная и неотложная проблема, как эта, может способствовать ускорению принятия решений и достижению консенсуса между странами?

Пандемия наглядно показала нам, насколько мы зависим друг от друга. Изоляция - это не выход. Страны, принявшие меры по изоляции, только способствовали более широкому распространению вируса по всему миру, и теперь мы все находимся в одной лодке. Нам действительно необходимо найти глобальные решения этой проблемы, потому что национальные решения, хотя и будут работать какое-то время, не принесут пользы в долгосрочной перспективе. Пандемия действительно говорит нам о том, что нам нужна общая стратегия для принятия соответствующих мер и их координации, чтобы сделать такие меры более эффективными. И, конечно, нам нужна глобальная стратегия, чтобы обеспечить вакциной всех людей во всем мире.

Tatiana Valovaya, Director-General of the United Nations Office at Geneva addresses during the  Commemoration of the International Day of United Nations Peacekeepers.

© UN/Violaine Martin

Цифровые решения позволили нам пережить несколько предыдущих месяцев. Как мы можем более полно использовать преимущества современных технологий на благо общества?

О том, что мир вступает в цифровую эру, говорили еще до пандемии. Просто это произошло немного раньше, чем ожидалось. Я действительно считаю, что цифровой мир дает нам возможность прислушиваться к голосу каждого. Я уже упоминала о глобальном онлайн-опросе ООН, который позволяет получить представление о мировоззрениях множества людей. Я считаю, что в будущем этот вид прямой демократии будет все чаще использоваться в медицинской сфере. Это поможет нам охватить более широкую аудиторию и учесть различные точки зрения при принятии важных решений.

В то же время мы переживаем цифровой разрыв. Хотя большая часть человечества уже живет в цифровом мире, около 46 % не имеют подключения к Интернету. Если, например, будущее образования - цифровое, но многие юноши и девушки не имеют доступа к Интернету, то какое образование они получат? Поэтому, хотя я считаю, что существует множество возможностей, вместе с ними существует и множество проблем.

Мир приступил к выполнению плана "Десятилетие действий" по реализации Целей устойчивого развития ООН. Какую роль играют стандарты в поддержке дорожной карты ООН для создания лучшего мира?

Во-первых, позвольте мне сказать, что пандемия сделала Глобальную повестку 2030 как никогда актуальной, и мы должны сделать все возможное для достижения наших целей. Люди часто думают, что стандарты ИСО относятся только к очень техническим темам, таким как электричество и тому подобное, но на самом деле, их применение гораздо шире. На самом деле, существуют международные стандарты для каждой из ЦУР. Так что в этом отношении стандарты могут играть очень важную роль. Это означает, что мы должны внедрять такие стандарты, потому что они, на мой взгляд, предлагают минимальные требования для многих и многих вещей, таких как обеспечение всех людей доступом к свежей, чистой воде.

Чтобы это произошло, вам нужен стандарт на то, что можно считать "пресной, чистой водой". Затем, когда у вас есть стандарт, вы можете приступить к работе по достижению данного эталона. Таким образом, какой бы ни была цель, существуют стандарты, имеющие огромное значение для ее достижения. Возьмем другой пример, например, климатический кризис. Существуют стандарты, помогающие уменьшить выбросы парниковых газов и помогающие людям адаптироваться к изменению климата. Поэтому, хотя я и считаю, что у нас есть дорожная карта, стандарты ИСО обеспечивают те показатели, которые мы должны учитывать для достижения наших целей.

Существуют международные стандарты для каждой из ЦУР.

ИСО и ООН работают вместе с момента создания ИСО в 1947 году. Что еще может быть сделано для укрепления этого сотрудничества во имя более процветающего и устойчивого мира?

ООН больше не может довольствоваться "ведением дел в привычном режиме" для решения предстоящих проблем. Ей необходим более инклюзивный многосторонний подход, который также включает в себя диалог с международными организациями, потому что я убеждена, что все мы служим общей цели. ЦУР касаются, помимо прочего, гендерного равенства и климатического кризиса. Хотя ООН и ИСО имеют разные инструменты для решения этих проблем, мы можем взаимно дополнять друг-друга, потому что довольно часто эти проблемы могут быть решены только при поддержке международных стандартов. Неспособность использовать стандарты повсеместно может создать технические барьеры, которые будут препятствовать свободной и справедливой торговле. Вот почему я считаю, что мы можем - и должны - расширять наше сотрудничество. В конце концов, у нас одни и те же интересы.