Корзина
Работа во время карантина продолжается в режиме он-лайн!Подробнее... →
8-812-987-04-50
Сертификаты 9001, 14001 18001 и др. системам менеджмента ГОСТ ISO, выписки из СРО - все регионы РФ

НИКОЛАЙ КРАПИВИН: 44-ФЗ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ НЕ НУЖЕН

НИКОЛАЙ КРАПИВИН: 44-ФЗ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ НЕ НУЖЕН
Директор НП «Жилищно-строительное объединение Мурмана» Николай Крапивин рассказал «Строительному Еженедельнику» об изменении состава СРО, изъянах конкурсного законодательства, а также о недопустимости возврата к лицензированию. – На каких...

27.10.14

Директор НП «Жилищно-строительное объединение Мурмана» Николай Крапивин рассказал «Строительному Еженедельнику» об изменении состава СРО, изъянах конкурсного законодательства, а также о недопустимости возврата к лицензированию.

 

– На каких крупнейших объектах сегодня работают члены СРО?
– Прежде всего, я бы выделил капитальный ремонт цехов и производственных помещений Оленегорского горно-обогатительного комбината, который выполняет ООО «ТехноСтройПроэкт». Еще один крупный проект – ООО «Косам» – работает на пункте долговременного хранения радиоактивных реакторных отсеков. Это проект Росатома и Академии Наук. Компания работает с немцами на немецкие деньги. При этом коллеги из Германии отзываются о них исключительно в положительном ключе. Говорят, что с русскими работать одно удовольствие. Они трудятся на субподряде и, по мнению немцев, выполняют свою работу даже лучше, чем генподрядчик.

– 1 октября из состава СРО вышла одна из местных подрядных организаций. С чем это связано?
– Дело в том, что в Мурманской области большое количество моногородов, а в этих городах работают мононачальники, которые единолично определяют политику градообразующих предприятий. Что касается ситуации в Апатитах, то некоторое время назад на вертолете разбился прежний руководитель местного комбината. Это был замечательный человек, он болел душой за свое предприятие и обеспечивал работой областных подрядчиков. Затем пришли новые люди и отказались сотрудничать с местными организациями; кроме того, они делали все, чтобы вынуждать строителей расторгать действующие контракты. И это весьма недальновидное решение. Потому что, уничтожив мурманский строительный комплекс, они будут вынуждены выписывать подрядчиков из других регионов, и в итоге это обойдется им намного дороже. К сожалению, у нас отсутствует преемственность здравого смысла в экономике вообще и в промышленности в частности.

– Появились ли новые члены СРО?
– С начала года по настоящее время в члены СРО вступила только одна организация. Это молодая компания. Они начинали как бригада по ремонту квартир, затем, разрастаясь, взяли на себя небольшие торговые помещения – рост в духе правильного капитализма. Сейчас они уже готовы участвовать в тендерах на ремонт и строительство различных объектов.

– Минстрой РФ выступает за введение лицензирования в сфере строительства. Готов ли мурманский стройкомплекс к возвращению лицензий?
– Меня удивляет, что со стороны министерства поступают такие инициативы. Нельзя говорить вслух, что я, мол, разгоню все саморегулируемые организации. Министерство должно вспомнить, для чего создавался этот механизм, какие светлые и благие цели он преследовал. По сути, данная инициатива – это разрушение целой философии самообразования, саморегулирования. Более того, это заложено в нас на историческом уровне – еще в XIX веке в Петербурге действовала система артелей, которая занималась доставкой и снабжением города водой, дровами и продовольствием. В ней работала система поручительства: принимали в эти артели строго по рекомендациям. В Европе о такой самоорганизации и слыхом не слыхивали. Наше общество умеет саморегулироваться. Просто нужно законодательно закрепить те функции, которые власти хотят от общества получить. Нас, СРО, ругают за то, что мы не контролируем работы. Да мы по закону не можем этого делать – кто меня допустит в хозяйственную деятельность предприятий? Я не имею права спрашивать наших партнеров об их контрактах и стоимости, объемах работ. Хотите, чтобы мы контролировали эту сферу – меняйте закон. Все при том, что в Европе саморегулирование весьма и весьма развито, и эта федеральная инициатива отбросит наш стройкомплекс на много лет назад. Нужно корректировать саморегулирование, возможно менять его – но не разрушать то, что было выстроено с таким трудом. Пусть министерство сначала разберется со своими ГОСТами и стандартами – именно там сегодня царит хаос.

– Как члены СРО восприняли эту инициативу?
– К сожалению, я вынужден объяснять своим партнерам, почему министр предлагает такие вещи. С одной стороны, чем меньше над бизнесом структур и начальников, тем ему лучше. СРО не все жалуют и часто делают козлом отпущения. Но если говорить о регионах, то часто возникают ситуации, в которых именно СРО оказывается единственной инстанцией, которая пытается помочь строителям в вопросах комиссионного отбора, подготовки конкурсной документации, дает рекомендации по точкам приложения труда. Мы помогаем им в работе с банками над получением кредитов, устраиваем методические семинары и встречи с представителями администрации региона. Внутри организации мы можем протянуть руку помощи друг другу. Для этого саморегулирование и затевалось.

– В прошлой беседе Вы говорили о том, что федеральный центр уделяет мало внимания Северу и в частности моногородам региона. Сейчас создана отдельная структура – Фонд развития моногородов, который займется созданием инфраструктуры для запуска новых проектов. Какие перспективы видите для Мурманской области?
– Действительно, в прошлый раз я позволил себе покритиковать правительство за недостаток внимания к проблемам Севера, но сейчас это внимание появилось, и оно очень и очень пристальное. В том числе это связано с проектами «Роснефти» в регионе. Плохо только то, что строители севера мало участвуют в этих процессах. У нас как не было, так и нет точек приложения труда. А ведь наши строители могли бы больше участвовать в расселении аварийного жилья и капремонте жилого фонда. В то же время, я беседовал с депутатом Мурманской областной думы – они хотели в этом году провести ремонт 325 аварийных домов. А по факту муниципалитеты заявили только 80. Отмечу, что регион ни разу не выполнил план по расселению аварийного жилья. А проблема самая что ни на есть актуальная, особенно на Севере. Я против бесплатной раздачи жилья – как-никак, капитализму в России уже 20 лет. Но социальное жилье строить надо. Надо, но не получается. Правительство РФ требует установить цену чуть более 30 тыс. рублей за квадратный метр, а у нас такая цена невозможна – у нас есть северные надбавки, полярные коэффициенты. В конце концов, строительные материалы у нас почти все привозные, поэтому строительство получается дороже. А вот подходить с одним лекалом ко всем территориям – это неправильно. Нужно сесть и посчитать, ведь есть сметы и проектная документация. Давайте работать по ним, и дело пойдет быстрее. У нас в Мурманске никогда не возникает проблем с планированием летних ремонтных и строительных работ, с реконструкцией отопительных систем, с дорожными работами. Май наступил – у нас уже тендеры полным ходом. Идет дикая гонка, чтобы до сентября все работы были закончены. На Севере долго не разговаривают, здесь привыкли делать.

– В регионе который год фиксируются рекордно низкие объемы ввода нового жилья. Есть ли предпосылки для роста рынка?
 – Дело в том, что население региона уменьшается, нет устойчивого спроса, поэтому новое жилье и не строится. По объему строительства жилья, по вводу новых квадратных метров мы никогда в передовиках, к сожалению, не будем, поскольку, действительно, есть и пустующее жилье, и высокая стоимость строительства одного квадратного метра, потому что, повторю, все приходится завозить из Петербурга и Москвы, вообще из Центральной России. Наша строительная отрасль ввиду малых объемов практически свелась на нет.

– Многие организации региона жалуются на несовершенство конкурсного законодательства. Местные подрядчики не могут конкурировать с крупными компаниями из центральных регионов с одной стороны и с фирмами-однодневками с другой…
– Я совершенно уверен, что 44-ФЗ в строительстве не нужен. Есть сметная документация, на основании которой производятся строительные и ремонтные работы. Цифры в этих документах там взяты не «с потолка». Что происходит по факту – на аукционе цена снижается. Но за счет чего? Это может быть снижение за счет сметной прибыли, если полные энтузиазма строители не заинтересованы в собственном доходе. Но это нечастая картина. Второй повод для снижения цены – используемые материалы. Но в этом случае заказчик сознательно обрекает себя на то, чтобы получить объект, построенный из непонятно чего. Это невыгодно всем, и госзаказчику в первую очередь. У нас, к сожалению, принято хвастаться сэкономленными на ремонте деньгами. Для примера за рубежом такие заявления – это подсудное дело. Человек, который сэкономил на ремонте миллион долларов, будет уволен мгновенно. У них ремонт дешевле сметы – это априори некачественный ремонт. А у нас все наоборот: мы постоянно боремся за перевыполнение плана, хотя эта стахановщина никому не нужна – это пережиток советского прошлого. Еще раз подчеркну: стоимость работ можно снизить только за счет их качества и собственного вранья. А государство само себя обманывает ради мифической выгоды.

Источник: АСН Инфо

Другие статьи